О мальчиках в платьях и внегендерном воспитании, часть вторая

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

Я внимательно прочитала все комментарии и начну с того, что уточню самые спорные и проблемные места, которые вызвали много вопросов. На эту тему люди часто реагируют автоматическим возмущением в духе «вот, феминистки опять запрещают» — запрещают мальчикам быть мальчиками, девочкам быть девочками и всячески не дают жить. Тут я подчеркну двойной красной линией одну мысль – воспитание ребенка вне традиционных гендерных ролей – это не о запрете, это о свободе выбора. Не о том, чтобы запретить мальчикам бегать, орать и стрелять из пистолетов и не о том, чтобы запретить девочкам сидеть тихо, играть в дочки-матери и носить платья. А о том, чтобы дать детям свободу выбирать между сотнями разных ролей, разных занятий, разных качеств и находить среди них свое, подходящее индивидуальному характеру, склонностям, талантам. О расширении кругозора, о том, чтобы не запихивать маленького человека в готовую форму с очень четкими границами дозволенного, а дать свободу выбирать, кем ты хочешь быть. Воистину – тысяча возможностей вместо двух. (А вот как раз традиционное воспитание – это как раз о негласном запрете, запрете на присвоение качеств и атрибутов, которые исторически были приписаны другому гендеру).

Это раз. Во-вторых, самый болезненный и поэтому самый интересный момент дискуссий о внегендерном воспитании – это вопрос воспитания мальчиков. Почти никто (кроме самой консервативной части общества, которая все равно в меньшинстве) не возмущается, когда девочки перенимают части мужского мира – носят штаны, лазят по деревьям, любят условную математику, интересуются наукой, и так далее и тому подобное. Нет, гундеж на тему «ну ты какая-то неженственная» и «кто тебя замуж возьмет» может присутствовать, но тем не менее – атрибуты мужского мира все равно имеют высокий статус и перенимать их – не грех. Но, как только мы начинаем говорить о мальчиках, которые перенимают «женские» атрибуты, качества и модели поведения, у среднестатистического пользователя начинает гореть-полыхать пукан. Потому что, как бы мы не пытались закрыть глаза на то, что угнетение существует, от него никуда не сбежать – и быть «как баба» — для мужчины и мальчика – это конкретное понижение в статусе, и частенько (в засивимости от степени суровости мира, в котором этот мальчик проживает) – риск сурово так отхватить по морде, фигурально или фактически.

Значит ли это, что нужно просто плюнуть на все и продолжать воспитывать «классических» мальчиков по давним патриархальным схемам? На мой взгляд – нет. Потому что таким образом мы закрепляем и репродуцируем патриархальные ценности и культуру насилия. Не больше и не меньше. Тут на полях снова напомню fun fact о насилии – оно – почти исключительно мужская прерогатива. Например, по данным 2016 года 96% всех заключенных шведских тюрем были мужчинами. Совсем неслучайная случайность, потому что, смею вас огорчить, проблема здесь не в высоких уровнях тестостерона, не в некой врожденной агрессивности – а в воспитании и социализации. (подставляет корзинку для гнилых томатов). Имею ли я при этом в виду, что мальчиков нужно воспитывать «девочками» и запрещать им быть «мальчиками»? Нет. Я о том, чтобы воспитывать детей, вне зависимости от пола и гендера, не как мальчиков и девочек, а именно как детей, как будущих взрослых людей, из которых завтра будет состоять наше общество.

И краеугольный камень такого воспитания – это тренировка у всех детей, вне зависимости от их половой принадлежности, во-первых, эмоционального интеллекта, то есть способности опознавать, проговаривать и регулировать свои чувства, а во-вторых, контроля гнева и других аффектов. Все человеческие существа полны агрессии и прочего гуано, человек – далеко не миролюбивый вид, но общество почему-то весьма успешно справляется с обучением девочек контролю этого багажа (еще до полового созревания, когда на арену вступают-таки гормоны), в то время у мальчиков все это наоборот активно поощряется. Ну и третья часть того воспитания, о котором я говорю — это тренировка у ребенка способности заботиться о себе и окружающих, нести ответственность за свои действия (и за свои эмоции в том числе) и проявлять эмпатию. А ещё — способности обслуживать себя на бытовом уровне — готовить есть, убирать, вбивать гвозди, собирать шкаф — вне зависимости от гендера.

Но если все так абстрактно, зачем тогда мальчикам розовые платья и накрашенные ногти? – спросите вы. Для того, чтобы дестигматизировать сферу «женского», снять с нее печать прокаженности, стереть линии между гендерами, именно те линии, которые результируют во вполне реальном, ежедневном угнетении. Проще говоря – постепенно внедрить в общество идею о том, что «баба – тоже человек», и что быть женщиной – не стыдно, не низкостатусно, не плохо. И да, начинается это все со внешних атрибутов (потому что осязаемое и видимое всегда легче усвоить и воплотить в жизнь) – но ими не ограничивается. На этом месте всегда всплывает очень острый и очень актуальный вопрос – а что делать со враждебным обществом, от которого легко можно отхватить люлей за «не-таковость»? Подставлять своего сына под танк и его личной кровью рисовать путь в светлое будущее? И мой ответ тут – все сложно.

Любая позитивная динамика, любые изменения начинаются с baby steps. То, что большие шаги в светлое будущее невозможны, не означает, что можно вообще ничего не делать. И да, я свято верю в то, что даже в нашем весьма враждебном и ригидном мире можно вырастить мягких, эмпатичных, человечных мужчин, способных рефлексировать (и не только о квантовой механике и философии Шопенгауера, но и о чувствах своей партнерки или партнера, например), заботиться, слышать чужое «нет», решать вопросы без агрессии, уважать чужие границы, нести ответственность за своих детей и так далее и тому подобное. Да, это сложно, но да, это необходимо. И тут возникает последний вопрос – тоже взятый из комментариев. А как же потом мой мальчик, воспитанный мягким и неспособным стучать хуем по столу, будет жить и чего-то добиваться в этом жестоком и иерархичном мужском мире? И вот на этом месте из меня наконец вылазит большая и страшная феминистка и говорит – а так, как половина человечества — так, как женщины. Добиваться своего тяжелой работой, дипломатией, словами. Слушать других. Взаимодействовать. Искать свою стаю. Сотрудничать. Фрустрироваться, но не идти бить морды из-за своих фрустраций. Самому регулировать свой эмоциональный мир.

Добро пожаловать в наш мир, в общем.

(про советы я не забыла, все будет)

На картинке – книжка издательства Olika* «Платье Конрада»

Мальчики в розовых платьях и девочки-разбойницы: зачем нам нужно гендерно-нейтральное родительство

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

За этот текст меня, скорее всего, разопнут, но пускай — я давно хотела его написать. Речь пойдет о мальчиках, девочках, социальных ролях, общественных ожиданиях и гендерно-нейтральном родительстве.

К счастью, уходят в прошлое времена, когда пол/гендер и присущие ему качества рассматривались с эссенциалистской точки зрения – как врожденный набор качеств, определенных физиологическим полом, присущих каждому индивиду с дня появления на свет. Сейчас все больше и больше людей переходят на светлую сторону – и убеждаются в том, что мы не рождаемся «слабыми, красивыми» женщинами и «сильными, умными» мужчинами – нас в них воспитывают, то есть заливают наш исходный человеческий материал в готовую форму в зависимости от того, какой конфигурации половые органы были обнаружены у нас при рождении. Исторически обществу было очень важно, чтобы рождающиеся в нем дети быстро и безболезненно вливались в готовые социальные роли, которые столетиями оставались неизменными, и поэтому новорожденных членов общества с первых дней готовили занять ту ячейку, которая станет их ролью до самой смерти. В современном обществе, с его флюидным социальным устройством, молниеносными изменениями и растущим запросом на равенство эта часть воспитательного процесса постепенно теряет всякий смысл. Она только способствует репродуцированию устаревших патриархальных норм, причем даже в тех семьях, где люди сознательно хотели бы отойти от этой чумы подальше.

О чем конкретно я говорю? Многие из нас помнят виральное видео с простеньким социальным экспериментом: берут двух разнополых годовалых младенцев, девочку одевают в голубое, мальчика – в розовое, и запускают к ним незнакомцев. Незнакомцы сразу считывают культурный код, принимают девочку за мальчика, начинают совать ей машинки и конструкторы, рассказывать ей, что она «сильный», «большой», «смелый», «супергерой», «богатырь», «силач», а мальчику автоматически достаются куклы, сюсюканье, голос на два тона выше, гораздо больше лексики, обозначающей эмоции, и эпитеты вроде «нежная», «сладкая», «милая», «красивая», «принцесса». Внешность «мальчика» почти не комментируют – комментирую его действия, действия «девочки» почти не комментируют – комментируют ее внешность и другие пассивные качества. И это видео – прекрасный пример того, о чем я хочу поговорить – как мы с рождения формируем наших детей в «девочек» и «мальчиков», что из этого следует и что с этим можно сделать.

Все начинается с одежды. Одевая детей в гендерно-типичную одежду, мы сразу навешиваем на них весь груз ожиданий общества – причем с самого раннего возраста. Когда плачет ребенок, одетый в голубое, окружающие будут комментировать «какой сильный голос», «богатырь», «сердится», «требует», тогда как маленькое существо в розовом скорее «плачет», «жалуется», и — получает куда больше нежных слов, уменьшительно-ласкательных суффиксов и утешений. Потому что мальчики, как известно, не плачут, они максимум – сердятся, а девочкам эмоции вполне себе разрешены, даже поощряются. А еще с девочками больше говорят. В Канаде, если я не ошибаюсь (читала лет пять назад, детали стерлись уже), было проведено исследование того, как матери общаются со своими младенцами. Согласно с его результатами, мамы в среднем разговаривают с младенцами-мальчиками на 20% меньше, чем с девочками, что само по себе очень интересно. Что это означает на практике? А то, что дети мужского пола получают исходно меньший словарный запас, у них с бОльшим трудом формируется способность к пониманию и вербализации своих чувств и переживаний – и результаты этого мы можем созерцать у уже взрослых, готовых мужчин.

В более позднем возрасте начинаются другие челленджи. У ребенка, помеченного гендерно-специфической одеждой, как «мальчика» или «девочку», фактически нет выбора – форма половых органов начинает автоматически определять игрушки, игры и сферу интересов (и не то чтобы при этом у ребенка был какой-то выбор). Девочек социализируют в любовь к пассивным играм, к ролевым играм в «семью», к сидячим играм – девочки играют в куклы и через игру учатся заботиться, проговаривать чувства и ситуации, общаться, сотрудничать, а еще – сидеть тихо и не шуметь, не бегать, не пачкаться, не кричать, слушаться взрослых, не мешать другим, убирать за собой. Девочки играют в «готовку», «уборку», «обустройство дома», «отношения», «любовь». Девочек учат быть красивыми, и в целом придавать внешности огромное значение – плести косы себе и куклам, одеваться в принцессные платья, переодевать кукол, рисовать «красивое» — например, красивые платья для принцесс, и так далее и тому подобное. Девочек хвалят за внешность, за послушание, за соответствующий норме характер – тихий, спокойный, неагрессивный.

Мальчиков социализируют в любовь к машинкам, активным, даже агресивным играм в стиле «машинка бррррум брууум, бум бах, авария!», в любовь к конструкторам и прочим созидательным занятиям, развивающим пространственное мышление. Мальчиков поощряют в активном познании мира и своего тела – карабкаться, прыгать, бегать, играть в шумные активные игры, пинать мяч и т.п. Мальчики играют в динозавров, роботов и супергероев, читают про науку и технику, про то, как устроен мир. Мальчиков хвалят за достижения, за активность, за силу и смелость, за умения. Кстати, не стоит еще и забывать о ранней индоктринации в сферу насилия – пистолетики, мечи, ролевые игры в «расстреляй ближнего своего», камуфляж, и прочие радости «мужского мира», на которые мир смотрит со снисходительным одобрением – «мужик растет». Агрессия и злоба в мальчиках не подавляется – она скорее становится предметом гордости и некоего умиления. (И совпадение ли это, что вырастая, именно мужчины становятся ответственными за львиную долю всего совершаемого в мире насилия?).

Your ads will be inserted here by

Easy Plugin for AdSense.

Please go to the plugin admin page to
Paste your ad code OR
Suppress this ad slot.

У монеты, конечно, всегда две стороны. Например, игрушки и игры для девочек одновременно учат девочек быть красивыми, тихими и удобными объектами, с другой стороны – развивают эмоциональный интеллект, учат заботиться о других, слушать и слышать, взаимодействовать с окружающими, проявлять эмпатию, не нарушать чужие границы, владеть словом. А игрушки и игры для мальчиков, с одной стороны учат активно исследовать мир, фантазировать, конструировать, не сдерживать свои телесные проявления (бегать, когда хочется бегать, орать, когда хочется орать), не сдерживать агрессию, а с другой стороны укрепляют культуру насилия, способствуют появлению на свет мужчин, которые не умеют проговаривать чувства, заботиться, уважать границы других, слышать чужое мнение. И да, это не врожденные качества, идущие в одном комплекте с вульвой или пенисом, это выученные роли, которые мы сами и помогаем создавать.

Тут многие начнут возмущаться моей категоричностью и рассказывать, что их-то девочка с рождения «нежная принцесса», играющая в куклы, а мальчик — бандит и шалун, прикованный с колыбели к машинкам и пистолетам, и что это «нормальный» и «природный» ход событий. И что все этому противоречащее — злокачественное гей-лобби, которое уведет нас всех в геенну огненную. Но тут я хочу вас огорчить – мы, люди, слишком сложные существа и практически ничего в нашей сложносочиненной душевной организации не является врожденным. Дети – это очень гибкий материал, заточенный на то, чтобы соответствовать требованиям взрослых, которые о них заботятся, и структуре общества, в котором они растут. Те, кто не умел «вливаться» в предложенные обществом роли, вымерли еще тысячелетия назад, не оставив потомства. Мы – потомки гибких, и мы стараемся с рождения принимать даную нам социумом форму, вписываться и соответствовать – чтобы выжить.

Но значит ли это, что следует продолжать в том же духе? Воспитывать «сильных», «активных» и «агрессивных» мужчин, которые не умеют заботиться и говорить о чувствах? Воспитывать «слабых», «нежных» и «заботливых» женщин, которые не умеют защищать свои интересы, активно отстаивать собственную точку зрения и занимать место в окружающем мире? Многие скажут – ну да, конечно, boys will always be boys, иначе небо упадет на землю, земля налетит на небесную ось и мы все окажемся в пылающем аду, а мальчики, представляете, еще и геями вырастут. Но это, конечно же, не так. Мы живем в 21 веке и пришла пора начать предлагать детям что-то большее, чем две альтернативы, две формы, вырезанные на камне раз и навсегда. Именно для этого нам и нужно гендерно-нейтральное родительство – то есть родительство, которое стремится развивать интересы и таланты конкретного ребенка, а не загонять его в готовые рамки «мужественности» и «женственности». Родительство, сознательно направленное против репродуцирования традиционных гендерных ролей и всего того шлака, что упакован с ними в одну коробочку.

В Швеции есть чудесная книжка «Ge ditt barn 100 möjligheter istället för 2» («Подари своему ребенку 100 возможностей вместо двух»), где авторы разбирают пошагово каждый гендерный стереотип в воспитании и дают простые советы о том, как можно сделать лучше – как родителям, так и садиковским/школьным воспитателям. Если будет интересно, я могу перевести оттуда подборку выполнимых, простых, полезных и неочевидных советов – и опубликовать здесь. Продолжение, в общем, следует…

Картинки: JeongMee Yoon: the Pink & Blue Project

Сестринство: отстань от ближней своей

Давно у меня внутри вызревает пост об одной важной штуке, про которую много говорят шведские феминистки и почти не упоминают с нашей стороны. И вот эта самая штука – лично для меня – является краеугольным камнем, на котором строится не только мой феминизм как таковой, но и в целом мой подход к жизни. И имя этой штуке – сестринство – а если попросту – «отъебись от ближней своей». Вот возьми и отъебись.

Основная цель патриархата ведь какая? Если попросту, и без излишнего теоретизирования – это разделить женщин на категории и стравливать эти категории между собой для поддержания текущего статуса кво. Приличные женщины против падших, худые против толстых, «ухоженные» против «небритоногих», карьеристки против клуш, многодетные против чайлдфри, искусственницы против гв-шниц, традиционалистки против феминисток, радикальные феминистки против интерсекционалисток – список можно продолжать до бесконечности. А все зачем? Чтобы женщины не дай бог не объединились в какую-то относительно жизнеспособную формацию и не взялись за изменение окружающей реальности и всех ее несправедливостей. И не заметили заодно, насколько универсальным в принципе является женский опыт – от Зимбабве до Камчатки, через все классы, социальные группы, этносы и культуры.

Мне вот сложно как-то это вербализировать и концептуализировать, но для себя я давно уже собрала свод «правил жизни», которым стараюсь четко следовать (никому их опять же не навязывая). Правило первое — не критиковать ближнюю свою. Ближняя ебанулась по Валяевой, носит длинные юбки и мечтает о патриархальном семейсте? Ближняя считает, что феминистки вредные небритые горгоны, разрушающие общество? Ближняя считает, что boys will always be boys и воспитывает своих сыновей с пистолетами и «мальчики не плачут»? Очень раздражает, бесспорно, но я дам ближней право и пространство иметь свое мнение, каким бы глупым, ограниченным или неправильным (в моей системе ценностей) оно не было, позволю ей делать самостоятельные выводы, совершать свои ошибки и hävda sig (утверждать себя? Боже, я ходячий брайтон бич) – как я автоматически даю его любому average white male. (И нет, это не значит, что я ничего не попытаюсь рассказать или обьяснить – но я буду делать это нежно, с таким же уважением к ее точке зрения, какую я желаю иметь к своей).

Правило два — не ругать ближнюю за ошибки, не придираться к мелочам, не говорить гадостей про других женщин, не участвовать в травле других женщин. (примеры тут совершенно абстрактные, ко мне отношения не имеющие) Мне кажутся странными многодетные, а моя подруга рожает пятого? С меня не убудет, если я промолчу. Я считаю, что от бутылочки и сна в своей кроватке с рождения дети Умирают Страшной Смертью от Нарушений Привязанности, а какая-то странная женщина в интернете так и делает? С меня не убудет, если я промолчу. Моя подруга творит какую-то хтоническую с моей точки зрения хрень, и я точно знаю, что нужно по-другому? С меня не убудет если я промолчу. Эти феминистки какие-то неправильные, и они дают какой-то неправильный феминизм? С меня не убудет, если я промолчу. (И нет, это не значит, что я ничего не попытаюсь сделать, если начнет происходить что-то по-настоящему недопустимое – но я дам женщинам вокруг право жить своей жизнью и своим умом, пока это не противоречит уголовному кодексу).

Правило три – поддержи сестру свою. Да-да, то самое «выбери женщину». Скажи хорошее женщине, заметь достижения женщины, напиши статью про женщину, купи что-то у женщины, похвали труд женщины, облегчи жизнь женщине. Поддержи подругу во время кризиса. Найми на свадьбу фотографа-женщину. Посиди с детьми знакомой. Говори женщинам своим комплименты. Радуй их. Находи общее, находи точки соприкосновения, общий опыт, общие взгляды. Объединяйся. Старайся понять. Будь нежнее. (И нет, это не значит, что мне нравятся все женщины, встречающиеся мне на пути — но я дам женщинам вокруг право быть неидеальными и мне не нравиться, и вообще нравиться только тем, кому им хочется).

Правило четвертое – специальное. Ты мужик и хочешь творить феминистическое добро? Отъебись от женщин big time. Обрати свою кипучую активность на братьев своих, проводи среди них ликбез, объясняй им, что они нечеткие пацанчики, если шутят сексистские шутки, объективируют окружающих женщин или бегают от алиментов. Воспитывай своих детей, не просто «помогай» жене по выходным, а будь равноправным включенным отцом. Бери женщин на работу и не ставь идиотских вопросов про декрет. Плати щедрые декретные. Сам стирай свои трусы. Занимайся полиси-мейкингом, пиши статьи, да хоть из рупора ори на площади. Но главное – отъебись от женщин.

Мне кажется, вот эти три простые штуки – они ужасно важные. И множат радость и порядок в нашем мире ебанутой энтропии. Сестринство и примкнувшее к нам братство – спасет мир. (Чин-чин!)

Картинка: Kaye Blegvad